Вновь открывшиеся несостоятельства

07 июля, 2021 Нет комментариев

Вновь открывшиеся несостоятельства

Вновь открывшиеся несостоятельства

Корпоративные банкротства пошли в рост впервые за четыре года

Газета «Коммерсантъ» №116 от 07.07.2021, стр. 1
(обновлено в 00:01)

По итогам первого полугодия количество корпоративных банкротств в России увеличилось впервые с 2017 года. Кредиторов, сообщивших о намерении обанкротить должников-юрлиц, стало на 30% больше, чем в первом полугодии 2020 года. Юристы связывают рост в первую очередь со снятием ограничений банкротного моратория, введенного после начала пандемии, последствиями локдауна и общим экономическим кризисом. По прогнозам экспертов, тенденция усилится. Число заявлений в суд от кредиторов может существенно вырасти уже осенью, отмечают юристы, и влияние этой волны продержится год-полтора.

Жизнь после моратория

По подсчетам Федресурса, число обанкротившихся юридических лиц за первое полугодие 2021 года увеличилось на 9,2%, до 4,92 тыс. Это все еще на 19,2% меньше, чем в первом полугодии допандемийного 2019 года. Тем не менее налицо изменение тенденции: корпоративные банкротства показывают рост впервые за четыре года.

С 2012 года количество банкротов почти непрерывно увеличивалось, достигнув 13,54 тыс. в 2017 году. Но затем оно стало снижаться. В 2018 году несостоятельными было признано 13,12 тыс. компаний, в 2019-м — 12,4 тыс., в 2020-м из-за нерабочих дней, «судебных каникул» и моратория на банкротство их количество упало почти на 20%, до 9,93 тыс. юрлиц.

Еще стремительнее растет количество публикаций кредиторов о намерении обанкротить должников. В первом полугодии оно увеличилось на 29,7%, до 15,95 тыс. Это уже и на 14,6% больше, чем за тот же период 2019 года.

Причем темпы роста увеличиваются. Так, в январе и феврале количество таких сообщений было даже меньше, чем в первые месяцы 2020 года, наибольшая активность кредиторов пришлась на апрель—июнь.

Между тем сами должники не спешат инициировать процедуру. Доля в общем объеме компаний, подавших на собственное банкротство, в январе—июне снизилась до 9,3% против 10,4% за тот же период 2020 года.

В подавляющем большинстве случаев заявителями по делам о банкротстве юридических лиц выступают их кредиторы (в 74,5% против 75,4% в первом полугодии 2020 года). Немного активнее инициировать банкротства компаний стала Федеральная налоговая служба (15,6% случаев против 14,2%), а также работники предприятий из-за долгов по зарплате (0,6% дел против 0,5%).

В региональной раскладке по несостоятельности лидирует по-прежнему Москва — 969 компаний (рост на 13,7%), за ней идет Санкт-Петербург — 401 компания (рост на 36,9%), Московская область — 358 (рост на 15,9%), Свердловская область — 171 (рост на 12,5%), Краснодарский край — 167 (рост на 35,8%) и Татарстан — 165 (рост на 17%).

«Это было затишье перед бурей»

Замглавы Минэкономики Илья Торосов считает, что предотвратить еще более стремительный рост корпоративных банкротств в 2021 году помогла господдержка: «На наш взгляд, складывающаяся ситуация может быть связана в том числе с мерами поддержки бизнеса, осуществляемыми в период распространения коронавируса, в том числе мораторием на подачу кредиторами заявлений о банкротстве. Это помогло многим предприятиям, которые смогли стабилизировать в кризисной ситуации свою хозяйственную деятельность».

Опрошенные “Ъ” юристы согласны, что банкротный мораторий, действовавший с апреля 2020 по январь 2021 года, сыграл свою роль, отсрочив «падение многих бизнесов».

Руководитель банкротной практики «Лемчик, Крупский и партнеры» Давид Кононов отмечает, что по разъяснениям Верховного суда РФ в первые три месяца после окончания ограничений кредиторы не могли банкротить контрагентов за долги, возникшие в мораторный период: «Поэтому с января по март значительная часть кредиторов была вынуждена продолжить свое ожидание. Это было затишье перед бурей».

Но как только ситуация была «разморожена», бизнесу пришлось активизироваться. «Следовало ожидать, что через какое-то время будет отскок, ведь фактически мораторий просто отсрочил решение проблем»,— констатирует управляющий директор Proxima Capital Group Евгений Третьяков.

«Кредиторы стали взыскивать «дебиторку» через банкротства, чтобы платить по собственным долгам,— рассказывает господин Кононов.— А руководство должников вновь озаботилось вопросом привлечения к субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу в суд заявления о банкротстве своей компании».

Также нужно учитывать «активизацию деловой активности в начале весны — после прекращения второй волны заболеваемости», добавляет партнер юрфирмы «Сотби» Владимир Журавчак.

Руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский указывает и на другие причины роста: «Институт банкротства возвращается к обычному режиму работы — заявители возобновляют финансирование новых дел о банкротстве, а суды не откладывают заседания по причине карантина. К тому же сказывается экономическое влияние локдауна 2020 года на бизнес».

Большой рост числа банкротств в Санкт-Петербурге и Краснодарском крае говорит о том, что основной причиной стал кризис, вызванный пандемией, поскольку в этих регионах туризм выступает важной частью экономики, добавляет господин Журавчак.

Давид Кононов полагает, что продолжающийся экономический кризис в совокупности с окончанием моратория может привести к всплеску заявлений на банкротство уже осенью, причем в первую очередь по инициативе кредиторов. «Из-за сложной ситуации в предпринимательской среде рассчитывать на открытие нового бизнеса после закрытия старого не приходится, поэтому руководство должников пробует остаться на плаву, выжимать оставшиеся соки из своих компаний и тянуть с подачей заявления о банкротстве до последнего»,— поясняет юрист.

Кредиторы же «близки к исчерпанию возможностей для внесудебных реструктуризаций долгов», и «большое количество открытых кейсов сегодня представлены неплатежеспособными должниками», отмечает господин Третьяков.

С учетом сроков на обращение в суд, текущей загруженности судей и графика их отпусков, «пиковыми месяцами, скорее всего, станут сентябрь—октябрь этого года», полагает Владимир Журавчак.

По мнению Эдуарда Олевинского, последствия кризиса «мы увидим в банкротной статистике в ближайшие год-полтора», учитывая время на процедуру наблюдения, но «кардинального роста» юрист не ожидает. Евгений Третьяков тоже думает, что ускорение банкротств в этом году будет «плавным — до 10–20%».

Анна Занина, Екатерина Волкова

Самобанкротные граждане

Контекст

По данным Федресурса, количество россиян, признанных банкротами судом, в первом полугодии выросло в 2,1 раза, до 88 тыс. человек. По сравнению с тем же периодом допандемийного 2019 года рост составил 50%.

Как и прежде, граждане чаще всего банкротят себя сами (в 95% случаев), кредиторы инициируют только 3,9% дел, ФНС — 1,1%. Большинство личных банкротств снова пришлись на столицу (4,86 тыс. граждан), за ней следуют Московская область (4,7 тыс.), Краснодарский край (4,31 тыс.), Самарская область (3,92 тыс.), Санкт-Петербург (3,82 тыс.) и Свердловская область (3,54 тыс.).

Внесудебная процедура банкротства была возбуждена в отношении 2,23 тыс. человек — это 47% от общего числа поданных заявлений. Оставшиеся 2,47 тыс. обращений граждан в рамках этой процедуры возвращены из-за ошибок и несоответствия критериям.

По мнению юристов, причины популярности личных банкротств связаны в первую очередь с распространением информации о такой возможности списания долгов. «Сарафанное радио медленно, но верно доносит до людей, что это реальный выход из тяжелой экономической ситуации. Сказалась также широкая реклама внесудебного банкротства властями»,— отмечает глава правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский. При этом, добавляет руководитель банкротной практики «Лемчик, Крупский и партнеры» Давид Кононов, потребность в персональных банкротствах — это «следствие происходящего в экономике, в том числе рекордной закредитованности населения».

Партнер юрфирмы «Сотби» Владимир Журавчак считает, что пандемия тоже сказалась на банкротстве физлиц, поскольку закрытие компаний и сокращение ими деятельности влекут для граждан потерю работы либо существенное уменьшение доходов домохозяйств. К тому же стоимость юруслуг по сопровождению банкротств граждан относительно невысока, замечает управляющий директор Proxima Capital Group Евгений Третьяков. Он видит риск «лавинизации» числа персональных банкротств, что создаст большую «нагрузку и на банковскую, и на судебную системы», поэтому считает возможным ужесточение политики государства в этой сфере.

Анна Занина, Екатерина Волкова

12345 (No Ratings Yet)
Загрузка...

Комментарии