Одним маем маены

26 апреля, 2021 Нет комментариев

Одним маем маены

Одним маем маены

По распоряжению Владимира Путина вся страна будет неутомимо отдыхать всю первую декаду следующего месяца

Газета «Коммерсантъ» №73 от 24.04.2021, стр. 1

23 апреля президент России Владимир Путин даровал россиянам выходные размером в майскую декаду. С одной стороны, считает специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников,— в попытке пресечь возможную новую ковидную волну. А с другой — просто даровал.

Владимир Путин решил встретиться с Татьяной Голиковой и Анной Поповой как-то, казалось, вдруг. В планах вроде не значилось. Но идея подарить стране бессрочные майские выходные требовала, без сомнения, режиссуры и стоила отдельного мероприятия.

Тем более что в некоторых кругах, отвечающих за принятие решений, возникли, похоже, опасения насчет третьей волны. Падение заболеваемости остановилось, и дальше, можно сказать, даже с очень большой степенью вероятности предсказуем опять рост. Идея противопоставить ему по сути социальное разобщение без прошлогодних крайностей (но все равно большинство проведет эти дни на дачах, как и год назад) на самом деле вроде не несет в себе минусов, кроме потерь для бюджета, впрочем, более или менее условных, потому что никто ведь не считает, что в перерыве между майскими праздниками кто-то и в самом деле будет выкладываться на работе так, как давно уже нигде не выкладывался?

Вице-премьер Татьяна Голикова и глава Роспотребнадзора Анна Попова — две героические женщины эпохи коронавируса, которым идеально подходила роль актрис второго плана, на фоне которых должно быть принято такое безупречное решение. Они и сами безупречны (если бы не вечный «сартификат», «мониторирование» и нечто принципиальное и апокалиптически новое — «вирусный пейзаж»). Если не они, то, пожалуй, никто.

— Правительство Российской Федерации, координационный совет во главе с председателем правительства и оперативный штаб вместе с регионами страны в ежедневном режиме мониторируют ситуацию по тому, что происходит с заболеваемостью новой коронавирусной инфекцией в Российской Федерации и за ее пределами,— рассказала Татьяна Голикова,— имея в виду регулирование внешних потоков в Российскую Федерацию, чтобы предотвратить излишнюю заболеваемость в стране.

И опять вот зря она… Ведь сразу появляется возможность придираться, и удержать себя немыслимо: а что, бывает заболеваемость не излишняя, а такая, что не то что в норме, а даже и неплохо, и ничего себе?

— В регионах,— добавила она,— ситуация различается. В стадии снижения сегодня находятся 16 регионов, в стадии стабилизации — 62, и в стадии продолжающегося роста находятся семь регионов страны.

Продолжающийся рост и стабилизация, грозящая перерасти в рост,— это и есть главная опасность для страны, уже по всем признакам пересиливающей COVID даже без тотальной вакцинации, ибо психология настоящего победителя может сложиться в человеке только при одном условии: он должен презирать смерть.

Что и лелеют в себе, на что и способны люди, буднично, без лишних слов отказывающиеся от вакцинации. Так молча (а чего говорить?), без искры в глазах шли в психическую атаку, как они сегодня в магазин за последними израильскими мандаринами, бойцы каппелевского полка.

Свободных коек, заверила Татьяна Голикова, много (вот ведь она больше не говорит о проценте «заполняемости койки», смогла же!).

— Накопленным итогом,— сообщила вице-премьер,— за весь период произведено 27,9 млн комплектов доз вакцины, 15 млн комплектов уже введено в гражданский оборот. Разница — это та вакцина, которая находится на контроле качества, потому что вы знаете, что к контролю мы предъявляем в соответствии с законодательством особые требования.

Надо понимать, что 15 млн — это не те вакцины, которые уже введены в людей и «введены в гражданский оборот» именно в этом смысле,— что уже находятся в гражданах. Нет, они просто существуют и теоретически готовы к использованию, что тоже неплохо, тем более в условиях, когда граждане хотят быть защищены не вакциной, а прежде всего от вакцины.

— Также,— продолжила Татьяна Голикова,— я бы хотела сказать, что из тех семи регионов, которые находятся в стадии роста, у некоторых из них, например у Смоленской области, темп вакцинации недостаточный, и территория находится на 53-м месте по вакцинации в Российской Федерации. Мне бы хотелось обратить внимание коллег на то, что вакцина в регионе имеется и здесь необходимо внимательнее относиться к этому процессу и эту работу развернуть и далее!

Да разве непонятно, что такие области, как Смоленская, и есть последний оплот Сопротивления вакцине, потому что именно там знают цену настоящему подвигу, и под поляком, и под французом, и под немцем были, и вообще, так что, просто повнимательнее относясь к процессу, таких людей не сломить, потому что они лучше будут умирать стоя, чем жить с прививкой.

— Тем не менее,— оговорилась она,— несмотря на то что показатели свидетельствуют о том, что ситуация более или менее стабильная, мы ее, как я уже сказала, ежедневно мониторируем (что ж, Татьяна Голикова также бьется до конца и будет мониторировать до последней капли русского языка.— А. К.), но апрель и май являются нестабильными месяцами с точки зрения распространения сезонных заболеваний: это и ОРВИ, и парагрипп, и ряд других. В прошлом году, как вы помните (впрочем, говоря «вы», она обращалась лично к Владимиру Путину, а не к подверженным опасности сезонных заболеваний гражданам.— А. К.), мы наблюдали и сезонную заболеваемость, и одновременно подъем новой коронавирусной инфекции.

Тут вдруг она не совладала с собой и дрогнула, можно сказать, перед противником, многократно, правду сказать, превосходящим ее в численности (хоть, может, и не в разуме):

— Еще раз, пользуясь случаем, хотела бы просить наших граждан все-таки придти на вакцинацию! Это безопасно, эффективно, и это будет способствовать достижению коллективного иммунитета в Российской Федерации!

Следующей была Анна Попова.

— Мы в течение ряда недель видим замедление темпов, снижение! — начала она издалека, за здравие.— Если в марте это было минус 13% в неделю, то сейчас это меньше 1% за последние три недели. Мы практически стоим, как и было сказано. В ряде субъектов мы остановились окончательно. И есть тенденция, которая говорит о том, что ситуация может осложниться.

И вот она, по-моему, уже откровенно начинала давать понять, что выходные в мае должны быть шире Масленицы.

— Мониторинг, который мы ведем с августа прошедшего года по вирусному пейзажу (а почему не портрету или, например, натюрморту? — А. К.), который вызывает эти инфекции, показывает, что превалирует на сегодняшний день риновирус, значительную долю составляет парагрипп и вместе с ними в этом же уровне заболеваемость сезонным коронавирусом, обычным коронавирусом, который не относится к COVID-19, но составляет с ним одно семейство коронавирусов. Здесь удельный вес пока тоже остается высоким,— разъяснила Анна Попова, а лучше бы, может, и не разъясняла: только что вроде все казалось не таким уж и безнадежным.

Но она ведь только начала:

— На сегодняшний день хочу отметить, что отличающийся наиболее высокой заразностью, по мнению наших коллег за рубежом, британский штамм на прошедшей неделе освоил еще пять стран. Количество стран, им пораженных, составляет на сегодня 137 стран в мире: они заявили о том, что на их территории циркулирует британский штамм. 85 государств заявили о том, что у них есть южноафриканский штамм. И это плюс пять только за прошедшую неделю. И бразильский штамм зарегистрирован в 52 странах…

Третья мировая бушует на планете, одолеваемая британским и южноафриканским… И бразильский, кажись, вырвался на волю, как засадный полк… Но стоим пока как стояли. Не прививаемся. На вакцинацию пойдем как на плаху. И только как военнопленные, из койки, предварительно заполнив ее как сможем.

— Количество обнаруженных изолятов каждую неделю увеличивается,— проинформировала Анна Попова.

Кто такие изоляты? Они-то откуда взялись? А попроще нельзя? Может, не так страшно станет? Мутирующий вирус наступал на непривитые пятки.

— За прошедшую неделю это 255 вариантов британского штамма,— попроще поясняла Анна Попова, а ситуация становилась только сложнее.— 25 — южноафриканского. Мы нашли эти штаммы в 51-м регионе. То есть распространенность достаточно большая!

Но привитая Анна Попова и сама наступала на пятки вирусу:

— Что хочу отметить? Большинство этих вариантов — это завозные штаммы, когда люди возвращаются из-за рубежа, из тех или иных поездок. Во всех случаях мы провели весь комплекс необходимых мероприятий, но здесь мы проводим работу с контактными гораздо шире. Вот здесь на один случай, на одного инфицированного… Могу сказать, что тяжелых случаев заболеваний эти люди нам не привезли, но 23 контактных мы наблюдаем с каждым конкретным случаем, чтобы не допустить распространения! Проводимый комплекс мероприятий позволяет не допустить взрывного распространения или дальнейшего массированного распространения мутировавших вирусов!

Но знать бы, где он, вирус, и что с ним, ведь мутирует, а значит, не на глазах. И на кого тогда обрушить комплекс мероприятий? Да надо ли?

Надо:

— Как бы люди ни устали,— Анна Попова была тверда,— но маски, социальная дистанция, дезинфекция и все остальные требования, безусловно, должны соблюдаться даже в сегодняшнем теплеющем времени.

И дождеющем, хотелось добавить.

Но пора было переходить к резолютивной части, сартифицировать уже сказанное решением президента.

— Большинство россиян едет к себе на дачу,— рассказала Анна Попова,— они едут в общественном транспорте в основном, нередко в переполненном общественном транспорте! Это хорошо, что это свежий воздух, что это загород. (Да и то, что он переполнен, ее, кажется, совсем не расстраивает. Хорошо! — А. К.) Это в самом деле очень полезно для прерывания эпидпроцесса! Но так получается в этом году, что три дня выходных, потом четыре дня рабочих, нужно вернуться также (домой, она хотела сказать. К жене, детям, к привычному ритму жизни, а не к тому, рваному, какой сложился в эти бесконечные выходные дни…— А. К.). Потом еще три дня выходных, и, конечно же, наши граждане вернутся к своим дачным участкам (А вот на это уже не всякий окажется способен. Хотя да, движение в сторону дачного участка сделают вновь многие…— А. К.)! Здесь в связи с тем, что приходится перемещаться в пространстве, обмениваться вирусной информацией с большим количеством людей в такой ситуации, мы видим определенные риски.

Решение не то что напрашивалось, а кажется, было уже принято, и уж даже успели забыть, какое именно…

Но только не Анна Попова:

— Мы советовались с Татьяной Алексеевной (Голиковой.— А. К.), с коллегами, советовались с нашими учеными, советовались с практиками, врачами-эпидемиологами, главными государственными санитарными врачами в субъектах, и коллеги говорят о том, и это, собственно, наше предложение, чтобы эти дни были непрерывными!

Ну вот и сказала. И ничего такого. И мир устоял.

— Если бы это было возможно,— добавила она,— это позволило бы сделать эпидемиологический прогноз более стабильным. И, конечно же, дать возможность людям побыть на свежем воздухе и отдохнуть, потому что все об этом отдыхе мечтают, и я думаю, что все такого отдыха бы ждали! В эпидемиологическом плане это было бы очень значимым решением для того, чтобы дальнейший эпидемиологический этап был более стабилен. Я прошу вас очень нас поддержать!

— Анна Юрьевна,— чуть не утешать ее бросился Владимир Путин,— я уже сам неоднократно говорил о том, что и на федеральном уровне, и на региональном буду призывать всех коллег прислушиваться к мнению специалистов, к вирусологам, к тем, кто не просто профессионально разбирается в этих вопросах, а к тем, кто борется с инфекцией, особенно в последний год, получив такую разностороннюю и глубокую информацию о COVID-19! Если вы считаете, что это необходимо,— хорошо, мы так и сделаем, и сегодня я соответствующий указ подпишу!

И ведь подписал.

— Но у меня вопрос: все-таки какой из штаммов, выявленных и имеющихся, к сожалению, и на территории Российской Федерации, является наиболее вредным? — спросил Владимир Путин.— Как работают имеющиеся у нас вакцины против этих штаммов? Я слышал разные точки зрения, разумеется, за это время, но мне бы хотелось услышать сегодня еще раз вашу позицию, имея в виду, что ведь каждый день набирается практика.

То есть тут был человек из привитых, которому было просто интересно.

— Владимир Владимирович,— кивнула Анна Попова,— мы очень подробно на «Векторе»… изучили британский штамм, мы получили его в конце прошлого года, все его свойства мы знаем. И мы получили штамм южноафриканский, и мы тоже подробно его изучили. И, во-первых, хочу сказать, что ни один, ни второй штамм не обладают особой устойчивостью в окружающей среде, что для нас было очень важно. Они чувствительны ко всем дезинфектантам («Помоги-и-те!» — А. К.), они также погибают на окружающих поверхностях, не переживая более 48 часов, а где-то даже и меньше.

Казалось бы, пока держимся. Но нет, не так.

— Считается,— добавила Анна Попова,— что британский штамм чуть быстрее передается, чем обычный. Пока в исследованиях мы таких данных не получили. Но, ссылаясь на опыт и знания, которые нам дают коллеги в других странах, мы можем говорить о том, что он, наверное, более быстро передается от человека к человеку (гораздо быстрее, чем данные.— А. К.), такими свойствами он обладает. И поэтому мы увеличиваем количество контактных, когда встречаемся с одним из этих штаммов.

У тех, кто в курсе, настоящую тревогу, признаться, вызывает южноафриканский, или теперь просто африканский штамм:

— По африканскому штамму публикации, которые есть за рубежом, говорят о том, что он в ряде случаев при невысоких уровнях иммунитета после перенесенной инфекции может обходить иммунитет (Тревога! — А. К.). В самом деле такие работы есть, мы это видим. В наших исследованиях мы видим, что хорошие, высокие титры защищают и от этого штамма (Ложная тревога.— А. К.)! И каких-либо особенностей по поствакцинальному иммунитету мы в своих исследованиях не заметили, мы их не обнаружили.

Если что-то мы узнаем новое,— заверила президента Анна Попова,— мы, конечно же, обязательно доложим вам и проинформируем общественность!

Главное, чтобы вовремя.

— А тест-системы наши выявляют все виды штаммов? — не успокаивался Владимир Путин.

— Да, Владимир Владимирович…— немного, кажется, уже устало отвечала Анна Попова.— Мы проверили, и это один из элементов нашего исследования, как обнаруживают тест-системы новые и новые штаммы. Все российские тест-системы… А первое, что мы делаем, когда появляется новый штамм: мы, во-первых, запрашиваем производителя вместе с нашими коллегами из других ведомств, и в первую очередь производители гарантируют. Но вместе с тем мы проводим системные исследования, как работают все тест-системы, все ли их обнаруживают… Но в Российской Федерации мы тоже видим огромное количество изменений. Но это свойство вируса: он живет, он должен меняться…

Анна Попова отдавала противнику должное.

— Но каких-то изменений, которые бы влияли на его эпидемиологические характеристики, на сегодняшний день в Российской Федерации, те, о которых вы говорите,— обходить тесты, обходить поствакцинальный иммунитет, становиться более заразным,— вот этих данных своих в Российской Федерации мы на сегодняшний день не фиксируем, таких наблюдений сегодня нет. Но мы продолжаем эту работу и продолжаем ее очень системно,— заверила Анна Попова.

— Держите меня, пожалуйста, в курсе дела,— на редкость заинтересованно попросил Владимир Путин.

Андрей Колесников

12345 (No Ratings Yet)
Загрузка...

Комментарии